Гавриил Державин
 

На правах рекламы:

http://vyvoz-musora-korolev.ru/ услуги по вывозу мусора Королев.

http://www.larn32.ru/ аварийных разливов разливы нефти.

Б.П. Денике. «Портреты Державина в Казани»1

Державин считал Казань своей родиной2; об этом говорит он в своих записках и стихах. Как к родине, к ней обращается его поэтическая мысль, проникнутая нежной любовью к «колыбели первоначальных дней» и к отчизне предков. <...>

Памятник Державину в Казани является внешним выражением связи поэта с его родиной. В городском музее и в университете хранится некоторое число державинских реликвий. Все, относящееся к памяти Державина, в университете предполагается сосредоточить в «уголке Г.Р. Державина», образующемся в текущем году в университетском музее отечествоведения. Здесь будет стоять его письменный стол, кресло, чернильница, бюсты, портрет; здесь будут собраны некоторые документы; предположено собрать ряд фотографий с его изображений, книги о Державине и пр.

Одной из реликвий, относящихся к памяти Державина, являются и находящиеся в настоящее время в Казани его портреты. Описать и осветить значение этих портретов в связи с некоторыми вопросами общей иконографии Державина — такую задачу ставит себе настоящая статья. <... >

Портрет есть не только художественное произведение, как всякое произведение искусства, отражающее стиль своего времени и индивидуальное мастерство художника, и не только фотография, запечатлевающая механически черты модели в случайный момент, — портретное искусство стремится передать внешний облик изображаемого и отражает внутренний мир человека, объединяя эти стороны в некотором синтетическом единстве. <... >

В частности, портреты Державина столько же говорят нам о поэте — его внешнем облике и его психическом мире, насколько он отразился в его чертах, — сколько о приемах мастерства авторов портретов и о художественных заданиях времени.

Немногое написано о портретах Державина. Этому вопросу посвящена статья Я. Грота во II томе «Жизни Державина» («Сведения о портретах и бюстах Державина»), теперь уже устаревшая и неполная, да и тогда не претендовавшая на полноту. Отдел гравированных портретов составлен в ней Д.А. Ровинским. Затем несколько пополненный (описано 24 №№ вместо 22), этот очерк вошел в капитальный труд этого выдающегося исследователя: «Подробный словарь русских гравированных портретов» (СПб. 1886, Т. I, с. 660—671). <...>

Перейдем теперь к портретам Державина в Казани. Нам известны здесь 3 портрета поэта: в городском музее, в университетском музее отечествоведения и в собственности Ахиллеса Илиодоровича Панаева. <...>

Портреты в казанских собраниях восходят к известным типам: находящийся в городском музее — к типу Тончи — 1801 г., хранящийся в музее отечествоведения — к типу Боровиковского — 1812 г. и принадлежащий А.И. Панаеву — к типу Васильевского — 1815 г.

Обратимся сначала к портрету в городском музее, как наиболее раннему хронологически.

Портрет этот пожертвован в музей М.П. Модзалевской3. Это — старинная поясная копия в натуральную величину с портрета Державина кисти Тончи. Копия суховатая, но добросовестная. Державин изображен в шубе и меховой шапке. <...>

Интересны обстоятельства написания художником этого портрета Державина. Державин написал в 1801 году очень красивое послание художнику Сальватору Тончи — «Тончию». Из «Объяснений» Державина к этому стихотворению4 мы узнаем, что это послание написано как программа его портрета. <...>

Художник представил Державина на обширной картине (вышина 4 S аршина) во весь рост. Поэт сидит перед скалой среди снегов в зеленой шубе и меховой шапке. Из-за скалы, справа, торчат обнаженные сучья деревьев, осыпанные, как и она, снегом. <... >

Зимний костюм для своего портрета, сообщает Г рот, поэт избрал потому, что в то время уже носил парик, но не захотел явиться в нем на картине. <...>

С портрета Тончи было награвировано несколько гравюр. Ровинский5 указывает 6 гравюр типа Тончи. Наиболее точной представляется гравюра, сделанная в 1861 г. по заказу 2-го Отделения Академии наук Ф.И. Иорданом. <...> Другие большей частью сильно изменены по сравнению с оригиналом. < >

Портрет Державина кисти Тончи в свое время очень нравился современникам, нравился он и самому Державину. В своем «Дневнике» Жихарев6 записал при описании своего посещения Державина: «Пока наш бард дремал в своем кресле, я рассматривал известный портрет его, писанный Тончи. Какая идея! Как написан и какое до сих пор сходство!». Об удивительном сходстве говорит и С.Т. Аксаков: «Портрет Тончи походит на оригинал, как две капли воды7».<... >

<...> Этот портрет живее знакомит нас с сущностью натуры поэта, чем официальные портреты в мундире и орденах.

Другой портрет Державина, из числа находящихся в Казани, принадлежит университетскому музею отечествоведения. Это тот самый портрет, который сам Г.Р. [Державин. — Ред.] послал в дар Казанскому Обществу любителей отечественной словесности. <...> Поэт Вл. Ив. Панаев очень живо пишет об этом в своих записках8. Собравшись в столицу в 1815 году, он получил от Казанского Общества. [Общества. — Ред.] любителей российской словесности поручение выпросить для Общества у знаменитого лирика копию с его портрета... «Копию, — сказал Державин, — да ведь это денег стоит». «Зато, — возразил Панаев, — с какой благодарностью примет Общество изображение великого поэта, своего почетного члена! Да и где приличнее, как не там, стоять Вашему портрету?» — «Ну хорошо. Но с какого же списать копию?». <...>

— «А с того, что был на нынешней академической выставке?», — подхватил Панаев, разумея недавно сделанный художником Васильевским портрет его; но вдруг заметил свою неловкость и замолчал.

— «Как это можно?» — возразил Державин, — там написан я в колпаке и тулупе! Нет, лучше с того, который Российской Академии, писанный отличным художником Боровиковским. Там изображен я в сенаторском мундире и ленте. Когда будет готов, я пришлю его к тебе для отправления»...

Во время перевозки в марте 1815 года вследствие ранней ростепели портрет подмок и его пришлось реставрировать снятием образовавшейся на одном краю его плесени. <... >

Оригинал данного портрета написан Боровиковским в 1812 году; по смерти Д.А. Державиной достался Е.Н. Львовой9. Кроме находящейся в Казани, существует с этого оригинала еще копия, подаренная поэтом в Российскую Академию10 (позднее в Академию наук). С этого оригинала гравировали Н. Уткин и Пожалостин11. Размер воспроизводимого при нашей статье портрета 62×54 ст. Фон темный, тускло зеленый; Державин представлен в парике; выражение лица открытое, смягченное мягкой улыбкой. Поэт изображен в красном сенаторском мундире с золотым шитьем, в александровской ленте со звездами ев. Александра Невского и ев. Владимира 2-й ст. и мальтийским, анненским и владимирским на шее. Портрет подвергся реставрации, но осторожной. Кем написана казанская копия — неизвестно. Во всяком случае, живописные качества ее довольно высоки, и не исключена возможность предположить, что перед нами авторское повторение оригинала. <... >

<... > Третий из находящихся в Казани портретов Державина относится как раз к этому типу [Портрет Г.Р. Державина художника А.А. Васильевского. — Ред.]. Он принадлежит казанскому помещику и дилетанту-композитору А.И. Панаеву, происходящему из родственной Г.Р. Державину старинной дворянской семье. Владелец сообщил, что портрет считается в их семье работой итальянского художника и подарен одному из его предков самим Державиным. Но, очевидно, семейное предание не точно; по крайней мере, в части, относящейся к атрибуции портрета кисти итальянского художника, так как портрет представляет полное сходство с типом А. Васильевского. <...> Портрет работы Василевского, последний по времени портрет поэта, написан за год до его смерти. Державин представлен на нем дряхлым стариком. Слова А.С. Пушкина: «Портрет его (где представлен он в колпаке и халате) очень похож» относятся именно к этому портрету. О наружности присутствовавшего в 1815 году (как раз год написания портрета) на лицейском экзамене Державина Пушкин записал: «Державин был очень стар... Экзамен наш очень его утомил: он сидел, поджавши голову рукой; лицо его было бессмысленно, глаза мутны, губы отвислы»12. Такими видим мы черты Державина на этом последнем портрете, столь не похожем по натуралистическому приему на другие или полуофициальные, или мечтательно-романтические, или театральные, идеализированные портреты поэта.

Костюм, в котором изображен Державин, был его обычный домашний костюм в последние годы его жизни. «Дома, когда не было гостей, он обыкновенно носил шелковый шлафрок, подбитый беличьим мехом, и колпак. В этом костюме описывают его молодые люди, оставившие нам свои воспоминания о нем. Один из посетивших его в 1813 году (некто Кузьминский) видел его в халате, опушенном соболями, в фланелевой, плотно застегнутой фуфайке; на шее был у него кисейный платок, а на голове белый же вязанный колпак».

Кроме живописных портретов Державина, в Казани находятся еще два его бюста. Бюсты эти — оба одинаковые, отлитые из гипса — размером 29 ст. высоты хранились раньше в университетской библиотеке, теперь переданы в музей отечествоведения. Артемьев замечает об одном из этих бюстов13: «Бюст этот, как говорят, отличается необыкновенным сходством с бессмертным поэтом. Заметим также, что и бронзовое его изображение на Казанском памятнике совершено сходно с этим бюстом». В университетскую библиотеку он подарен был М.Ф. Ростовской, рожденной Львовой. Бюст этот изваян в 1793 году французским скульптором Рашетом, работавшим для Императорского фарфорового завода, бывшим профессором академии художеств.

Поэт представлен в бюсте с непокрытой головой, почти совершенно лысым, лишь с длинными прядями волос на висках и на затылке. Мягкая трактовка головы обнаруживает уверенную руку и зрелое мастерство скульптора.

По поводу этого бюста было написано Державиным стихотворение «Мой истукан». <...>

На этом мы заканчиваем разбор изображения Державина в Казани. Дело будущего — пополнить труды Я.К. Грота и Д.А. Ровинского и дать полную иконографию Державина — систематизацию и историко-художественный анализ всех дошедших до нас его портретных изображений — в произведениях живописи, скульптуры, в гравюре, литографии и в прикладном искусстве в широком смысле.

Литература

1. Автухович Т.Е. Поэт и его изображение: стихотворения Г.Р. Державина «Мой истукан» и «Тончию» как поэтическая авторефлексия / Т.Е. Автухович // Г.Р. Державин и диалектика культур: материалы Междунар. науч. конф. (Казань — Лаишево, 13—15 июля 2012 г.). — Казань, 2012. — С. 18—22.

2. Морозова Е.В. Один из «казанских» портретов Г.Р. Державина / Е.В. Морозова // Державин и культура казанского края: материалы Всерос. науч. конф., посвящ. 265-летию со дня рождения Г.Р. Державина (г. Лаишево, 26—28 июня 2008 г.) — Казань, 2008. — С. 168—172.

Примечания

1. Денике Б.П. Портреты Державина в Казани / Б.П. Денике // Вестник образования и воспитания. — 1916. — № 5—6. — С. 428—438.

2. Место рождения поэта в точности неизвестно; местное предание называет таковым сёла Кармачи или Сокуры недалеко от Казани.

3. Воспроизведен у Н.П. Загоскина. История Казанского университета, т. II, с. 273.

4. Академии. 2-е изд. Т. III, с. 600.

5. Ор. с. С. 665—667.

6. Цит. по Гроту (Жизнь Державина. Т. I, с. 960).

7. С.Т. Аксаков. Воспоминания. М. 1856. С. 374.

8. Отрывки из записок В.И. Панаева были напечатаны в сборы. «Братчина». Спб. 1859 г., и в «Вестнике Европы» 1867 г. №№ 3 и 4. Цит по Гроту, ор. с.

9. Грот. Жизнь Державина. Т. II, с. 560.

10. Соч. Державина. Т. VI. 1876 г. Переписка. № 1026. Письмо президенту Российск. акад. А.А. Нартону от 24 янв. 1812 г.

11. Ровинский, ор. С, с. 667—668.

12. Соч. А.С. Пушкина. Т. V, ред. П.А. Ефремова, с. 590.

13. Журн. Мин. Н. Пр., 1851 г., ч. LXXII, отд. III, с. 7.

Яндекс.Метрика © «Г.Р. Державин — творчество поэта» 2004—2017
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | О проекте | Контакты