Гавриил Державин
 

О единичном и целом в науке

Вы, господин Логунов, будучи ректором Московского университета, в то же время являетесь специалистом в области физики. Я плохо разбираюсь в естественных науках и оперирую только самыми общими сведениями. Но я уверен, что, говоря о современной цивилизации и будущем человечества, невозможно игнорировать проблемы науки и особенно современную оценку ее основных направлений. Поэтому мне хотелось бы задать вам несколько вопросов о том, что меня постоянно занимает и волнует.

Современная наука создала основу сегодняшней материальной цивилизации с помощью двух основных средств: «элементаристского метода» и «метода аналитического сложения». Физика в этом отношении является своеобразным символом. Вещество разложили и свели его к простым элементам: от молекулы к атому и далее к элементарным частицам. Поскольку эти простые элементы являются основополагающими, они обладают универсальным характером. Знание основных закономерностей частиц дает возможность объяснить особенности и явления материального мира, состоящего из различных сочетаний частиц. Хорошо известно, что поэтому частицы имеют большое значение для наук, занимающихся изучением материи, и особенно для физики. Вот почему современная наука выдвинула «элементарист-скую теорию» вместо теории «окружающей среды», которой придерживалась наука до нового времени. Однако, выйдя на уровень элементарных частиц, обнаружили, что невозможно все объяснить с помощью элементаристского подхода.

Эта ограниченность особенно заметна в области биологии, которая изучает не материю, а живые огранизмы. Наивысшим достижением элементаристской теории в области биологии является молекулярная биология. В результате того, что исследования переходили от живых клеток на молекулярный уровень и дальше через генетический код к еще более мелким элементам, были достигнуты поразительные результаты. Однако направление, которое главное внимание уделяло «единичному», в 70-е годы быстро пошло на убыль. В настоящее время возникла необходимость комплексных исследований в области биологии человека и экологии, которые позволили бы заниматься деятельностью человека и окружающей средой как «целым».

Я не разбираюсь глубоко в науке, однако не кажется ли вам, что и в области физики настало время пересмотреть чрезмерное увлечение «единичным». Мне особенно запомнились строки из мемуаров Гейзенберга «Часть и целое», которые я с удовольствием прочитал.

Он писал: «До сих пор мы всегда верили старым посылкам Демокрита. Их можно назвать по-другому — «сначала были частицы». Люди предположили, что видимое, глазами вещество является совокупностью более мелких частиц, и если продолжить их делить до некоего предела, то дойдем до мельчайших частиц, которые Демокрит называл «атомами» и которые именуются элементарными частицами, например «протонами» и «электронами». Однако может случиться, что такая философия в целом ошибочна. Или, возможно, что наимельчайший неделимый структурный элемент вообще не существует. В таком случае, что же следует считать первоосновой?» Сомнение Гейзенберга в правильности атомистической элементарной теории, которое он высказал в работе «Часть и целое», становится, по-видимому, ощутимой проблемой, решению которой служит современная наука, и особенно физика. Уже само название работы «Часть и целое» еще более усилило мой интерес.

В связи с этим мое внимание привлекло содержание доклада, подготовленного по поручению премьер-министра «Группой по изучению истории науки и техники» — объединением японских ученых. В этом докладе был введен термин «голонический этап» (holonic path).

Термин «голонический» произошел от слова «голон» (holon). Это слово образовано из двух компонентов: hol — означающий «целое», и on — означающий «частное». В японском языке это слово переводится как «общие частицы», однако, по существу, оно означает единичное, имеющее органическую взаимосвязь с целым.

Хотите больше узнать о спортивной фармакологии — читайте тут. Отзывы спортмсенов, видео, форум.

До нового времени на этапе «спокойного развития» наука руководствовалась теорией о приспособлении человека к окружающей среде. Тогда, например, в качестве горючего использовались дрова. В противоположность этому наука, составляющая основу современного индустриального общества, находится на этапе «интенсивного развития», который вызвал к жизни мощную технологию и оборудование в результате добычи угля и нефти и использования их в качестве горючего. Если перевести это в категории «целого» и «частного», то, безусловно, на этапе «спокойного развития» преобладало «целое», а «интенсивному развитию» способствует «частное».

«Голонический этап» развития предполагает преодоление отрицательных последствий «интенсивного этапа», возникших в результате нарушения баланса с окружающей природой, однако он не означает возвращения к «спокойному этапу», при котором «частное» невозможно погрузить в «целое». Как видно из содержания термина «голон», для этого этапа будет характерна гармония между «единичным» и «целым». Хотя доклад японских ученых только в общих чертах определяет подход к проблеме, я считаю, что это имеет исключительно важное значение.

Однако мысль о том, что «единичное» существует в мире не обособленно, а взаимосвязано с «целым», очень близка буддистскому учению. Элементаристский подход, подразумевающий обособленное существование единичного, основывается на так называемой концепции «одной причины», которая предусматривает наличие исходного элемента и фактора возникновения материи. В отличие от этого буддизм придерживается концепции «двух причин».

В буддизме концепция «двух причин» именуется «теорией об обусловленном происхождении». В общих чертах суть концепции «двух причин» состоит в следующем: если предположить, что имеются два фактора А и Б, то при существовании А существует Б, а при существовании Б существует А, и все вещи и явления реализуются исходя из взаимообусловленности этих А и Б. В основе этой взаимосвязи лежит целостность, в которой взаимодействует «единичное» с «целым», т. е. утверждается возможность баланса и гармонии между «единичным» и «целым». В буддизме это «учение о двух причинах» распространяется на мир человека и мир природы, без отличия одного от другого. Поэтому я верю, что имело бы большой смысл обязательно использовать этот четкий философский принцип закона Будды при поиске гармоник между «единичным» и «целым», которым занимается человечество.

Что думает уважаемый ректор о задачах современной науки в связи с тем, что, как я полагаю, «теория элементаризма» зашла в тупик? Каковы ваши взгляды относительно концепций «одной причины» и»двух причин», о которых говорилось выше?

Касаясь проблемы «единичного и целого в науке», вы, с моей точки зрения, подняли один из наиболее интересных вопросов современной философии.

Действительно, в естествознании наибольшие успехи были достигнуты в результате применения «элементарист-ской стратегии» научного поиска, которую можно было бы назвать и редукционистской, поскольку, согласно этой стратегии, понять сложное явление означало свести его к более простым «элементарным» компонентам. При этом теоретически предполагалась возможность выведения характеристики «сложных» (составных) объектов путем суммирования полученных таким образом данных.

Пожалуй, нет необходимости перечислять наиболее известные открытия, имевшие место в процессе использования этого метода. Но хотелось бы обратить ваше внимание на тот факт, что последовательное применение подобных методов элементаристской теории уже с самых первых шагов сталкивалось с большими трудностями. Так, попытка свести функционирование живого организма или человеческого общества полностью к совокупности свойств его отдельных частей зафиксирована в истории науки лишь в качестве заявки: в биологии, медицине, в области социальных исследований параллельно «элементаристскому» подходу всегда использовался и другой — «целостного охвата» явления.

Что же касается наиболее близкой мне области физики, то ее развитие постоянно выявляет наличие качественно новых свойств у сложных систем («целого») по сравнению с тем, что дает суммирование свойств более простых объектов («единичного»). Так, например, введение вероятностных представлений для описания поведения систем с большим числом степеней свободы явно свидетельствует об ограниченности «элементаристского» метода. Другой пример того же рода дает нам история построения космологической модели мира. Сейчас хорошо известно, что метод построения статической модели Вселенной оказался в явном противоречии с полученными данными. Такое описание дала лишь нестационарная модель Фридмана, которая с самого начала исходила из предположения, что Вселенная — это не просто совокупность большого числа статических астрофизических объектов и их скоплений, а некоторая сложная, развивающаяся система.

Как известно, в свое время абсолютно простыми объектами считали атомы, потом — элементарные частицы. В настоящее время установлено, что элементарные частицы состоят из кварков, но и этот уровень организации материи, скорее всего, не следует считать первичным.

В теоретическом описании взаимопревращаемости «элементарных» частиц очевидна необходимость существенной модификации «элементаристской» методологии. Здесь даже далеко не ясно, как ответить на вопрос: «Что из чего состоит?» — поскольку в зависимости от энергий взаимодействующих частиц рождаются совершенно различные «наборы» других частиц.

Таким образом, опыт одной из отраслей научного знания — физики — говорит нам, что при изучении явлений действительности «единичное» и «целое» должны выступать лишь в диалектическом единстве; противопоставление одного другому или чрезмерное преувеличение роли каких-либо одних сторон явления по сравнению с другими не может быть оправдано.

Вы правы в том, что в науке наших дней все больше внимания уделяется исследованиям действительности с точки зрения «целого». Особенно настоятельной становится такая методология в связи с анализом глобальных проблем современности: качество целостности совершенно очевидным образом выдвигается на передний план при изучении вопросов развития национальной и мировой экономики, развития сельского хозяйства, мировой торговли, энергетики, экологии, демографии. Понять существо этих проблем, а тем более попытаться их решить можно лишь на путях целостного подхода. Так, меры по охране чистоты Мирового океана, воздушной среды, по сохранению животного мира и растительного покрова планеты, здоровья человека теперь не могут в полной мере быть решены даже в общенациональном масштабе. Здесь требуется планомерное объединение усилий гсего человечества.

Таким образом, я считаю, что поставленные вами вопросы очень существенны для современной науки и развития современного общества. Вы, конечно, правы в том плане, что идея взаимосвязи «единичного» и «целого», на которую необходимо ориентироваться в человеческой деятельности, была высказана в глубокой древности. Мне хотелось бы обратить внимание на то, что она была характерна не только для буддизма. В самой различной форме она высказывалась, например, многими античными философами. Чрезвычайно глубокие идеи в этом плане развивались одним из самых замечательных философов древности — Аристотелем.

Что же касается вопроса о гармоничности взаимоотношения «единичного» и «целого» в различных сферах объективной действительности, то на него нельзя дать однозначного ответа. В любых явлениях мы можем найти проявление как гармонических, так и дисгармонических отношений между частью и целым. Элементы, составляющие целое, нередко вступают в противоречие друг с другом. Именно это противоречие обусловливает устойчивость целого. Кроме того, и целое может находиться в противоречии с единичным. Эта противоречивость между частью и целым присуща любому процессу развития как в природной, так и в социальной действительности.

Конечно, наиболее яркие примеры таких противоречий мы видим в развитии общества. Особенно сегодня, когда, с одной стороны, человечество, как никогда, ощущает свое единство в результате мощнейших интеграционных процессов, происходящих в жизни современного общества, в материальной и духовной культуре, а с другой, мы особенно ясно видим острейшие проявления несправедливости в мире, выражающиеся в том, что в современном цивилизованном мире, обладающем огромным научно-техническим потенциалом, свыше миллиарда людей живут в нищете, многие миллионы из них умирают от голода, отсутствия нормальных жизненных условий и элементарной медицинской помощи.

Именно сегодня мы особенно остро ощущаем возможность необратимого разрушения природной среды в результате дисгармоничного взаимодействия общества и природы. Именно сегодня всех нас особенно тревожит опасность войны, которая может уничтожить все человечество.

Яндекс.Метрика © «Г.Р. Державин — творчество поэта» 2004—2017
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | О проекте | Контакты